Кошку Машу нашли в подъезде, когда она забившись в угол, лохматая и грязная, уже не реагировала ни на кого…

Кошку Машу нашли в подъезде, когда она забившись в угол, лохматая и грязная, уже не реагировала ни на кого, скрючилась и тяжело дышала себе подмышку…Дома уже было два кота, один Рыжий ещё и инвалид, но не бросать же умирающего котёнка…планов отдать его потом или оставить не было. Взяли, накормили, отмыли, согрели…кто ж мог подумать, что пригрели мы разбойницу?

Уже дня через три, не обращая внимания на шипящих котов, Маша спокойно заняла их домик, за который эти два взрослых дядьки бились чуть не насмерть, стала есть из их мисок - не боялась ничего, даже когда ей за наглость от котов прилетало лапой по голове, она просто как танк протискивалась между ними и ела, что ей понравится…Вот поражала её способность не обращать ни на какие протесты старших котов внимания, ей плевать было на их хотелки - я иду куда хочу и делаю, что хочу, нравится вам это или нет, я королева…может быть она действительно выпала из кареты, проезжающей мимо нашего городка, королевы…как знать…Коты сдались быстро ( слабенькие мужики оказались ) и Маша спокойно и непринуждённо возглавила рыжую банду, за что и звали её потом Атаманша. Как они налёты на кухню делали, рыбу воровали, прятали мясо - про это можно отдельные рассказы писать…или , скорей всего, криминальные очерки. Попадался всегда старший Рыжий (он толком бегать из-за инвалидности не мог и, пока ковылял за убегающей бандой, выслушивал ругательства, адресованные всей лохматой гопоте, один), а всё лучшее украденное естественно получала Маша и ведь коты сидели и ждали дисциплинированно, пока королевишна отведает всё лучшее…С нами она вела себя также - сейчас барыню не трогайте, а сейчас барыня желает ласки, а теперь барыне несите угощение…и всё как-то само собой, ни наглости, ни хамской требовательности…Нет в живых уже Маши и Рыжего, из криминального трио сейчас остался только Иван Степаныч, но до сих пор задумываешься - вот как кошка умудрилась построить сначала котов, а потом заставила маршировать всех нас, в том числе и детей…и всё ей прощалось, все её любили…Маша до:

Озябла я и хочется мне кушать,

В теплый дом пустите сироту…Мурчащей нежностью всем вам согрею душу,

Лишь только я немножко подрасту.

Маша после:

Подайте мяса и немного рыбы!

Да хватит всем уже скулить!

Приблизьтесь и скажите мне Спасибо,

За то что позволяю вам со мною жить!