Был брошен пёс, у леса зимним днём.
Привязан накрепко, на смерть, наверняка.
Его потуже затянув ремнём,
Погладила предателя рука.
- Ты стар приятель, мне уже не нужен.
И прочь ушёл…Сказав ему не лай!
И долго слышал пёс сквозь завыванье стужи
Предательское слово- Охраняй!
Он охранял, и день, и два, неделю…И вера покидала его сердце.
И мысленно твердя- Нет, нет, не верю.
Словами этими пытался он согреться.
И пёс завыл, тоскливо без надежды,
Завыл от боли, голода, и горя.
И вьюга стала не такой как прежде,
Затихла в унисон собаке вторя.
А у излучины застывшей речки,
В домишке продуваемом ветрами.
Сидел старик у разожёной печки,
И шевелил иссохшими губами.
Читал он письма, что истёрло время,
Уж букв не видно…Знает наизусть
Сыны писали…А теперь забыли
И давит сердце старческое грусть.
Вдруг уловил он сквозь порывы ветра,
Какойто плач надрывный и тревожный.
- Наверно где то ветром ломит ветку.Да нет…Но как…Нет это невозможно!
Старик прислушался кляня погоду,
-В такое лихо, и душа живая?
Шагнул за дверь, и чуть прибавил ходу
Металась вьюга, песню смерти напевая.
Он шёл на вой, почти во тьме, без силы,
Дошёл…На ощупь…Обомлел- собака!
Привязана? Да как же ? Пёсик, милый!
Сдавило сердце, и старик заплакал.
Замёрзшими, дрожащими руками,
Пытался развязать замёрзший узел.
Утихла вьюга, встал рассвет как пламя
И пёс к ногам его пополз на пузе.
И суетился дед, как перед гостем.
Накладывая кашу- Не богат…Как будто извиняясь- Нету кости…И усмехнулся сам бы был бы рад…А по весне, по узенькой тропинке,
На ту опушку где дуб старый рос
Они как в гости, часто приходили…Седой старик, и рядом старый пёс…Автор Татьяна Толмачёва
Написано 1 января 2017 года