Уильям.
Кот неизвестного возраста (значит 5 лет), метис вислоухих шотландских метисов.
Его история так же неизвестна. Лиама в прямом смысле достала из мусорного бака ветеринарный врач, он там не лежал, а рылом рыл в поисках пропитания.
Залез ли он туда покушать будучи бездомным котом, случайно оказавшимся в районе ветеринарной клиники, или кто-то его туда выбросил? Неизвестно.
У него была шерсть очень плохого качества, как панцирь из одного сплошного колтуна (поэтому пришлось побрить кота), но у моей домашней длинношерстной кошки мех становится таким же за неделю без расчёсывания.
Одно можно сказать с высокой долей вероятности — родился он не случайно. Вислоухий длинношерстный кот мраморного окраса — очевидно, не плод любви подвальных кошек, таких и дома редко встретишь.
От породы, которой его хотели наградить люди, скрестив его родителей-метисов, коту достались только две отличительные черты: висячие уши и генетическая болезнь шотландских вислоухих кошек — остеохондродисплазия.
Собственно, болезнь напрямую связана с геном, дающим висячие уши, поэтому в цивилизованных странах давно запретили разводить этих кошек-инвалидов, но мы живём в другой стране, в которой размножением домашних животных занимаются люди без фелинологического/ветеринарного образования, следуя лишь одному принципу — «у меня красивая кошка, у соседей красивый кот, пусть потрахаются, а котят раздадим/продадим».
Генетическая болезнь Уильяма проявляется в деформации скелета, в обрастании тазовых конечностей экзостозами (постепенно окостеневающими хрящевыми тканями). Очень грубо говоря — у него непрерывно разрастается надкостница, делая лапы всё больше и больше.
Со стороны кажется, что лапы кота в зимних ботинках, которые мешают ему ходить, на самом же деле это его скелет, кости его задних лап.
Это не лечится. Совсем. Вообще. Никак. Экзостозы будут расти больше и больше всю жизнь кота.
Проблема не только эстетическая (огромные лапы выглядят уродливо) и не только в комфорте (тяжело носить за собой два булыжника), со временем этот процесс разрушает суставы, причиняя сильную боль животному.
В том, что Лиам метис есть свой плюс — ОХД поразила его локально, только тазовые конечности и всё. С грудными лапами и хвостом всё хорошо. Обычно страдают все четыре конечности + хвост, а иногда даже позвоночник.
«Болеют только задние лапы, а не весь кот, потому что он метис шотландца, а не шотландец» — это предположение, исследований на эту тему нет.
Сразу хочу пояснить по поводу любимой темы «Лучше усыпить, чтобы не мучался».
Усыпим!
Вы не переживайте, если животное испытывает боль, которую нельзя унять медикаментозно или хирургически, то я, все мои читатели и все врачи, с которыми я сотрудничаю, безболезненно принимаем решение об эвтаназии. Мы это проходили, каждый раз без каких-либо сомнений проявляя гуманность к тем, кому помочь нельзя (например, к животным, злокачественные новообразования которых достигали своего апогея, или к котам с диагнозом FIP).
Лиам не испытывает боль сейчас.
Это не абстрактное мнение, а заключение узкопрофильного врача-невролога, который оценивает наличие/отсутствие боли специальными тестами.
Дискомфорт — да, боль — нет. У меня, например, прямо сейчас рука болит, спал неудобно. Но я не думаю о том, как покончить с жизнью, я просто печатаю этот текст другой рукой. Так же поступает и тело Уильяма — компенсирует, перенося нагрузку с больных лап на здоровые, задействуя мышцы, которые обычно отвечают за другие функции.
Когда появится боль — неизвестно, у каждого больного животного остеохондродисплазия протекает самобытно, с разным течением и развитием.
Но даже когда боль появится, есть препараты и методики, которые помогут её унять и подарят ещё несколько лет счастливой беззаботной домашней жизни.
Речь сейчас не идёт о каких-то заоблачных американских таблетках за 3000 долларов или сложнейших мучительных и дорогих операциях за 100 000 рублей, чтобы продлить болезненную жизнь кота-инвалида ещё на пару дней.
И обезболивающие препараты, и обезболивающие процедуры (не одновременно, или-или, кому-то лучше идут таблетки, кому-то процедуры), когда боль придёт к Лиаму и понадобится её снимать, удорожат содержание кота всего на 1 тысячу рублей в месяц, и это реально поможет, действительно снимет боль и даст животному ещё пожить.
Поэтому «лучше бы на детей/людей деньги тратили» могут промолчать следом за «лучше бы усыпили, чтобы не мучался», ведь тысяча рублей в месяц за реальный эффект — не те деньги, в которых стоит упрекать пушистого кота.
На это не нужно собирать пожертвования, это не доживание, а жизнь, с которой самостоятельно справится хозяин кота, когда я помогу им найти друг друга, встретиться.
Я бы взял себе такого кота. Серьёзно. Он очень ласковый, невролог сказала, что Лиам 2-й пациент с этим диагнозом в её практике, который мурлыкает и подставляет пузо во время приёма, потому что из-за дискомфорта от распухших лап остальные обычно злятся, шипят и кусаются. Кроме того, сама болезнь у него развивается локально (только на тазовых конечностях) и не супербыстро.
Он — «лучший вариант течения худшей болезни», так про него говорят врачи. Да, остеохондродисплазия — это плохо, но у Уильяма она протекает по самым оптимистичным прогнозам.
Мы познакомились мельком. Мне нужно было подвезти Клауса в ветеринарную клинику Белый Клык на донорство крови, всего на минутку заехать, отдать кота врачам и сразу же выезжать в клинику Зоостатус, писать одну статью.
Пока я стоял с Клаусом и ждал, чтобы его забрали доктора, знакомая врач-реаниматолог подошла и попросила меня помочь с пристройством найденного ею кота. ОХД — болезнь, которой занимаются реабилитологи, в Белом Клыке реабилитологов нет, а я как раз собирался в Зоостатус, где реабилитологи есть, поэтому я взял кота с собой, чтобы узнать с какими словами пристраивать его.
То есть, я просто взял незнакомого кота, решение было принято за 5 минут.
Всю дорогу от клиники и до клиники в такси он лежал у меня на руках, мурлыкал, ласкался, облизывал зачем-то мой подбородок, а при громких звуках с дороги сразу прятал голову в мой пиджак подмышкой, как в мультиках страусы в песок головой, так он мне под пиджак:)
У реабилитолога, пока мы обсуждали болезнь кота, его прогнозы и каких хозяев ему искать, он с любопытством ходил по кабинету, лапой ударил по металлической миске (оказалось, что он так пить просил, выпил много воды), выпросил лакомство, которое лежит в кабинете для мотивации собак заниматься реабилитационными упражнениями, проверил что там на окне и на столе у врача, постоянно подходил к нам за дополнительными порциями пузочесания.
Это просто кот. Обычный, ласковый, зависимый от людей кот. Ну и что, что через пару лет у него что-то заболит? У любого кота к старости что-то начнёт болеть, просто у этого мы заранее знаем слабое место, знаем чего ожидать.
Я провёл с ним время, не так уж много времени, но теперь не могу перестать думать о нём, потому что во всей его ласке и общительности я, как сентиментальный человек, вижу просьбу о помощи. Словно он просил о чём-то, пока лежал на моих коленях в пути. Доверил себя и свою жизнь. А я взял и привёз его от реабилитолога обратно в ту клинику, из которой забрал.
Он сейчас находится в ветеринарной клинике, в стационаре, как бездомный, ни на кого не записанный кот. И мне страшно от того, что с ним что-то случится без меня, что его кто-то заберёт оттуда, кто-то не умеющий ухаживать за котом с таким диагнозом, не проверенный мною, не вызывающий доверия.
Вы меня конечно извините, но ветеринарные врачи категорически не умеют пристраивать животных в добрые руки, потому что каждый должен заниматься своим делом, нету у них опыта и чуйки «как выбрать того самого человека», отдадут и даже имени/номера не спросят у человека.
Почему я его не забрал?
Да потому что у меня очень-очень-очень много подопечных животных, за которых я несу ответственность. 7 своих домашних кошек, из которых 3 парализованных спинальника и 1 просто постоянно болеющая, а кроме них ещё 4 бездомных хвоста, которых я лечу, которым ищу хозяев.
Я испугался, что их станет ещё больше, настолько, что я не справлюсь, не смогу уследить за всем, не смогу всё контролировать. Я должен знать сколько грамм корма скушал каждый из 11 подопечных, что после себя они оставили в лотке, болеющим делать уколы, давать таблетки, кормить по очереди в разных комнатах разными ветеринарными диетами, вести их медицинские карты, поддерживать чистоту в доме с таким количеством питомцев, параллельно успевая следить за их общением друг с другом и за их характерами, чтобы потом писать о них посты читателям, раскрывая и развивая своих кото-персонажей.
И к этой работе, к самому себе у меня есть требования по качеству.
Сейчас я справляюсь со всем так, как оно того требует, но нахожусь на грани. Ещё один инвалид — и я не справлюсь, упущу что-то важное, прогляжу у кого-то симптом болезни, не успею кому-то дать вовремя лекарство, мне не хватит места в доме, чтобы разделить их как следует, мне просто не хватит места, чтобы у каждого была своя зона комфорта.
Поэтому, не смотря на чувства, которые Уильям пробудил во мне, я отвёз его обратно в ветеринарную клинику, а не домой. Лучше спасти 11 кошек и потерять 1, чем взять на себя больше возможного вынести и загубить 12 подопечных.
Но я ведь не один такой? Я не один испытываю удовлетворение помогая ласковым, тёплым, пушистым кошкам проживать комфортные жизни?
Среди 12 тысяч моих читателей, в нашей огромной стране хоть у одного человека хотя бы одна лишняя комната в доме найдётся, чтобы Лиам смог просто дожить то, что ему суждено?
Ему не нужно много — маленький диванчик, человек, у которого можно иногда полежать на коленях, корм в миске да чистый лоток. С ним не нужно возиться как с ребёнком, он уже взрослый и жизнь его уже сломала, ему нужно просто разрешить где-то дожить свои дни.
Я никогда не писал ни одного текста про людей, которые размножают кошек. Кошачий блог веду, 3 года работаю и ни одного текста о них. Наверное, потому что я не сталкивался с последствиями человеческого желания, человеческой прихоти поиграть в «рождение новой жизни».
Даже сейчас мне сложно судить людей. Я вообще не склонен судить людей или лезть в их дела. Хочется верить, что кошек спаривают от глупости, а не со зла, ну вот не знали люди, что двух вислоухих нельзя скрещивать и получился такой уродливый кот, а знали бы — не стали бы плодить. Мне хочется в это верить.
Я одного не понимаю — как он на улице оказался? Если бы по моей вине (по моему хотению) на свет появилось больное существо, да я бы до конца его дней на руках носил этого инвалида, чувство вины съедало бы меня так, что я только на шёлковые лежаки и золотые миски этому коту работал бы.
Он же живой! Да, не такой разумный, но боль чувствует точно так же, как и я. И жить хочет точно так же, как и я. Если твоя кошка ПО ТВОЕЙ ПРИХОТИ, ИЗ-ЗА ТВОЕЙ НЕОБРАЗОВАННОСТИ родила урода, то ты перед этим уродом всю его жизнь извиняться должен, стараться своим уходом вернуть ему всё то, что у него забрал «страхав не подходящих друг другу кошек».
Уильяма нашли в мусорном баке, он облизывал обёртки от голода.
Я обращаюсь ко всем своим читателям: подумайте!
Пожалуйста, подумайте над тем, есть ли в вашем доме и в вашем сердце мааааленький уголочек для ласкового кота, который доверит свою жизнь первому встречному.
Совсем чуть-чуть места. Совсем чуть-чуть денег, совсем чуть-чуть времени и внимания. Я обещаю, он не заберёт у вас много, но принесёт громкое мурчание и тепло в дом.
В стационаре клиники есть и кошки, и собаки, он не проявляет агрессии ни к кому из них.
Я обязал ветеринарного врача, которая его подобрала, сдать ему анализы «на всё» — он здоров (ринотрахеита, панлейкопении, калицивироза, лейкоза и иммунодефицита нет).
Мы даже сделали ему УЗИ «всего кота целиком» на всякий случай — он здоров.
Гингивостоматит у него есть, но я вас умоляю, у кого сейчас нет этого гингивостоматита? Даже внимание обращать не нужно на эту ерунду (дёсны по краю воспалены слегка от налёта на зубах).
В ближайшие дни Уильяма кастрируют и вакцинируют.
Я не могу избавиться от чувства ответственности перед этим котом, не могу избавиться от чувства вины, которое вообще непонятно откуда и зачем взялось.
Но у меня 11 таких, как он. В мире должен быть ещё хотя бы 1 человек, которому будет не безразличен Лиам. Я не один такой.
Блин, да мы в ресторан пойдём с новым хозяином Уильяма. Это будет праздник для меня, если кто-то разрешит ему дожить свои годы с ним, у него дома, а праздники нужно отмечать в ресторане на широкую ногу назло этим плодильщикам размножающих больных животных чтобы заработать 3 тысячи рублей с продажи на Авито.
Я не первый год ищу кошкам дома, поэтому ещё раз делаю прошу — ПОДУМАЙТЕ. Начиная читать текст вы не собирались заводить кота, я это знаю. У вас есть причины, по которым вы не можете завести кота, я это тоже знаю. НО ПОДУМАЙТЕ! Иногда люди думали и следствием этих размышлений становилось то, что безнадёжные никому не нужные коты обретали дом и покой.