* *

***

А в следующей жизни я буду кошкой -

подвальною кошкой на тощих лапах,

облезлая шерстка, и блох немножко…Зато - никогда ни о ком не плакать.

Легко забывать о своих несчастьях,

и преданой быть только вкусной пище,

свободе своей, и еще отчасти -

случайно зашедшему вдруг котищу.

Любить - лишь неделю, и только в марте,

потом пару месяцев с пухлым пузом,

где нежность комочков от всех запрятав,

дрожать над бесценным своим арбузом.

И родами после, в начале лета,

сокровищ исторгнувши ночью темной,

измученной, но их теплом согретой,

мурлыкать им что-то в углу укромном.

Их нежную шерстку лизать прилежно,

кормить молоком и носить игрушки -

какие мышата в начале лета,

и птички, и ящерки, и лягушки!

А к осени сами уже сумеют

охотиться, бегать, дружить и драться -

котята так быстро, увы, взрослеют,

что вскоре придется нам всем расстаться.

Ведь кошки не плачут, в их жизни места

не слишком-то для сантиментов много,

и если случается вместе тесно,

то каждая дальше - своей дорогой.

Вайлет Ри