Тот момент, когда передумал быть кошко-матерью, но уже поздно