В городе, обычно суетливом,

В городе, обычно суетливом, Много в мире городов таких, Жил котёнок его звали Джимом. Он не отличался от других. В серо-белой шубке ежегодно Он гулял не привлекая взгляд. Он себя не чувствовал голодным Вот всего лишь год тому назад. Он жил в доме где тепло и сытно, Где не бьют, а гладят по спине. Он жил так, чтоб не было бы стыдно, Что бы гладили ещё по голове. Из таких домов невидно страха, Голода невидно и борьбы, Улиц злых, фонарного размаха И помойных уголков судьбы. Но случилось так, что кров потерян: Дом сгорел, хозяйка умерла. Джим бежал. Он в это всё не верил. Глаженая плакала спина. Время шло. Он научился драться. В старой лавке воровал еду. Год прошёл… ему казалось двадцать. Ведь он научился жить в аду. И теперь гуляет в серой шубке, Выгнута костлявая спина. Его нельзя заметить из маршрутки. Гладить он не дастся никогда