Я вчера ошиблась этажом
В здании тридцатой гор.больницы -
(Это ветхий, очень старый дом,
Где скрипят тоскливо половицы)
- Как пройти отсюда на массаж?
- Выше. Выше, прямо и направо.
Лестничный пролет. Второй этаж.
За стеклом хирурги-костоправы.
Все не то: А это что за вход?
(осторожно дверцу открываю)
- Девушка, у нас сейчас обход.
Не мешайте! - (я и не мешаю).
- Вы к кому?
- Да, в общем, ни к кому:
- Ах, наверно, Вы из меценатов?
- Из кого? Простите, не пойму!
- Проходите в первую палату!
Ладно: Отчего бы не пройти,
Раз уж так активно приглашают?
Господи, куда твои пути
Приведут сегодня? Я не знаю.
В коридоре сумрачная тишь,
Ожиданье придавило плечи.
Вдруг, смотрю.: застенчивый малыш
Осторожно вышел мне навстречу.
(Гoда два ему, а, может, три):
Застеснялся…поспешил обратно.
- Стой, хороший мой. Не уходи!
Но мальчонка убежал в палату.
- Девушка, не стойте у дверей!
Проходите и располагайтесь.
Здесь пятнадцать отказных детей.
Поиграйте с ними, не стесняйтесь.
- Что сказали Вы? Мне не понять…"Отказных"? Что значит это слово?
- Господи, ну бросила их мать!
(надо ж быть такою бестолковой!)
- Бросила? Как это?
- Да вот так!
Вы как будто первый день на свете!
Ведь в России форменный бардак -
(Все мы в чем-то брошенные дети)
Надо мной разверзлись небеса -
Как во сне я шла по коридору,
И упрямо горькая слеза
Застилала свет, мешала взору…Пять кроваток к ряду у стены -
(В них лежат трехмесячные крошки).
Дети спят: возможно, видят сны;
Тихо солнце льётся из окошка.
Медленно на цыпочки встаю:
Кто там плачет?
- Ладушка проснулась?
Успокойся…Баюшки-баю.
Ах, как сладко-сладко потянулась!
Я беру на руки малыша:
- Так…штанишки мокрые! Бывает!
Ну не плачь, - шепчу я чуть дыша, -
Мы сейчас пеленки поменяем.
- "Доченька", хорошая моя: -
Подношу к губам твои ладошки, -
Мама здесь…сегодня мама - я…Всё по правде: всё не понарошку…Девочка глядит в мои глаза,
И в улыбке растянулся ротик…Я молчу: не знаю, что сказать,
Робко глажу спинку и животик.
Маленькими ручками дитя
Обхватило вдруг меня за шею
И прильнуло с нежностью, любя.
(я собою больше не владею)
Не могу сдержать горячих слёз,
Поправляя сбитую подушку,
Задаю бессмысленный вопрос:
Где же мать - беспечная кукушка?
Милая, ну, как же ты могла?!
Как? Ребенка подарила миру,
Чтоб затем, лишив его тепла,
Укатить транзитным пассажиром?
Не виню…Поверишь?Видит Бог,
Знаю все о женской трудной доле.
Мир безумен. Мир порой жесток -
(сердце разрывается от боли).
Вот вошел в палату карапуз,
Ножками едва передвигая:
- Стоп! Не падать! Господи Иисус!
Что мне делать с вами? Я не знаю.
Сколько здесь печальных добрых глаз!
Как согреть вас всех, помилуй, Боже.
- Я иду, бегу к тебе…сейчас…- Как его зовут?
- Его? Сережа…- Ну, Сергунька, ты уже большой.
Нам ходить давно пора учиться!
Дай мне ручку: шаг, теперь второй.
Так, еще, а ну-ка не лениться!
Молодец! Серега, ты герой…Скоро будешь бегать - не догонишь!
Леночка, не плакать: я с тобой…Не вертись! - бутылочку уронишь.
Пей, моя родная, молочко.
Подрастай, и будь всегда здорова.
Знаю-знаю: это не легко,
Ну-ка пей! - уважь труды коровы.
Я вчера ошиблась этажом
В здании тридцатой гор.больницы.
Ночь. Гроза. И первый майский гром.
(мне сегодня слишком плохо спится)
Автор неизвестен