В этом-то и ирония: убитый любовью ею же и исцелится.