Я стыжусь своего происхождения
(«Other»)
Им неловко рассказывать о своих родителях, об истории семьи и социальном положении. Откуда возникает это чувство унижения, смешанного с виной? И как научиться принимать свое происхождение?
Рамиль, 35 лет, преподаватель математики
«Я родился в Москве в татарской семье, но с детства стыдился этого. В школе представлялся Романом и требовал от родителей, чтоб они тоже звали меня Ромой. А во время учебы в институте впал в другую крайность – напоказ носил жилет дорожного рабочего: «я же гастарбайтер!». Я полюбил русскую девушку, но не решался признаться отцу с матерью, что хочу на ней жениться, и так оказался «чужим среди своих». Но потом я пришел к выводу, что у всех людей одна национальность – земляне. Остальное – наша история, ее нельзя стыдиться, как нельзя и превращать в повод для превосходства над другими. Сейчас подрастает сын, я стараюсь говорить с ним по-татарски и сам с удовольствием вспоминаю родной язык, который чуть не начал забывать».
«Каждый раз, когда я навещаю родителей, я испытываю стыд, – рассказывает 29-летняя медсестра Людмила. – Провинциальные интерьеры, машина «как у людей», идиотские передачи, которые они смотрят по телевизору… Моя родня – полная противоположность родственникам моего мужа, культурным и элегантным. У мужа это вызывает улыбку, а я чувствую себя неловко и раздражаюсь. Но держу себя в руках». За раздражением скрывается страх быть отвергнутым – не принятым в то общество, которого бы мы для себя желали, или теми людьми, которых мы ценим.
Историческая память. В нашей стране у этого страха глубокие корни. «Мы пережили периоды социальных потрясений, и происхождение нередко ставилось в вину, становилось причиной репрессий, – объясняет семейный психолог Инна Шифанова. – Отсутствие рабоче-крестьянских предков, национальность («пятый пункт») могли стать в СССР причиной отказа в приеме в вуз, на работу, в поездках за границу». Положение изменилось, но многие видели, как страдают от унижений родители, а некоторые семьи скрывали свою историю, прибегая к вынужденной лжи и умолчаниям. «Это создает атмосферу тревоги и порождает бессознательный страх разоблачения. Такое болезненное отношение передается из поколения в поколение, так что нужна серьезная работа, личная и общественная, чтобы его преодолеть».
Я не знаю, где мое место. По мнению Морин Буажен (Maureen Boigen), специалиста по психотерапевтическому лечению межгенерационных проблем, чувство стыда возникает из-за несоответствия между личностью человека (или тем, кем он стал) и той средой, откуда он вышел. «Он постоянно чувствует собственную неуместность, живет с ощущением незаслуженности своих достижений и невольно начинает задумываться о том, кто же он на самом деле». Этим объясняется и раздражение. «Так проявляется подавленный гнев – злость на своих родителей, как если бы они недостаточно заботились о нас и не обеспечили тем происхождением, которое мы считаем достойным себя», – добавляет Инна Шифанова.
Я не решаюсь превзойти родителей. Стыд за происхождение – участь тех, кто оторвался от родительской среды, заметно изменил окружение. «Этот факт связан с эдиповым комплексом, с тем моментом, когда ребенок вынужден ради собственного развития сравняться с собственным отцом, а затем и превзойти его, – отмечает психоаналитик Клод Жанен (Claude Janin). – Если нам удается сделать это во взрослом возрасте, то сохранившаяся детская часть нашей личности бессознательно осуждает нас за это, спрашивая: «За кого ты себя принимаешь?» – и порождает таким образом стыд и чувство вины».
Что делать?
Найти чем гордиться
«Бесполезно убегать от своей истории: эти попытки лишь усилят стыд и страх разоблачения, – утверждает Инна Шифанова. – Полезнее двинуться ей навстречу и узнать как можно больше про свой род. В нем непременно обнаружатся персоналии, которыми можно гордиться, – смелые, мужественные, предприимчивые, любящие люди. Без таких людей род просто не смог бы выжить. Ищите, они есть в вашей семейной истории».
Провести переоценку
«Некоторые семейные события сегодня получили бы совсем другую оценку, – напоминает психотерапевт Морин Буажен. – Например, рождение внебрачного ребенка осуждалось обществом, в котором жили наши предки. Поэтому стоит мысленно перенести болезненные эпизоды прошлого в современный контекст. Во многих случаях осуждение просто теряет смысл».
Осознать происходящее
«Стыд и вина причиняют бессмысленные страдания и могут стать разрушительными, если начнут влиять на поведение, – считает психоаналитик Клод Жанен. – Психоанализ позволяет осознать, откуда берутся эти переживания, из чего складываются, с тем чтобы не позволить им себя захватить».