Я так её любил, что в разгар её лихорадочной страсти задавал самому себе вопрос…

Я так её любил, что в разгар её лихорадочной страсти задавал самому себе вопрос, не убить ли её, чтобы она никому больше не принадлежала.