«Он обнимал меня, сколько там стоял. И целовал. По-доброму. В глаза и щёки. В макушку. В ладони. И обнимал, обнимал, обнимал.»