Все-таки дом — не место, а люди.