Метод возвращения эмоциональных инвестиций по Линде
Одной из моих любимых техник по избавлению от эмоциональной зависимости является возвращение эмоциональных инвестиций. Пожалуй, могу назвать ее даже своей предпочтительной. Почему? Потому что по уровню эффективности пока для себя аналогов не нашла.
Эта техника в 99% случаев в моей практике решает запрос клиента в течение одной консультации. Эффект был виден почти сразу за редким исключением (когда требовалось закрепить результат или же завершить некоторые вытекающие из первоначального запроса детали на дополнительной сессии).
Подробно описание данного метода с очень яркими, показательными примерами вы можете прочитать у самого Линде Н.Д. по указанной выше ссылке. Там же приведены его интерпретации результатов. Тем, кто не знаком с данной техникой, настоятельно рекомендую не пожалеть время и внимательно ознакомиться с ней. Это мощнейший инструмент для работы с эмоциональной зависимостью.
Сама идея данного метода, основанного на положениях ЭОТ, заключается в том, что в ходе любых отношений человек вкладывает в них что-то, делает какие-то инвестиции (в виде своих чувств, времени, ожиданий и т.д.), что вполне естественно предполагает ожидание получения определенных «дивидендов» в результате таких инвестиций. После окончания отношений может остаться чувство незавершенности, несправедливости, даже обмана.
Посудите сами – вы вложили в банк все свои средства, а он прогорел, и вы остались ни с чем. Не то что процентов не получили, а даже не смогли вернуть свои собственные средства, которые по праву принадлежат вам! Единственный справедливый выход в данной ситуации – вернуть свои капиталовложения.
Так и в случае эмоциональной зависимости, чтобы человеку вернуться в состояние первоначального равновесия (т.е. отсутствия зависимости от данного объекта), ему нужно получить назад свои эмоциональные инвестиции. В некоторых случаях Линде также применяет «обратный возврат» - возможно, клиент не вложил ничего в данные отношения, однако чувствует, что это сделала вторая сторона, и он ей остался вроде бы должен, присвоил себе чужое, не свое, что тоже может послужить основанием для возникновения эмоциональной зависимости. В таком случае клиент сам возвращает объекту зависимости инвестиции последнего.
В модификации данного метода, предложенной Марией Минаковой, этот элемент (обоюдный возврат эмоциональных инвестиций) является обязательным. То есть клиент должен забрать у объекта зависимости свои собственные инвестиции, а также обязательно проверить, есть ли у него самого что-то, что ему не принадлежит, и что он хотел бы вернуть обратно своему объекту зависимости.
Вкратце данная техника включает в себя следующие этапы (в том виде, в каком применяю их я):
Просим клиента представить перед собой объект зависимости.
Клиент детально описывает данный объект (позу, мимику, одежду, действия, слова…)
Просим клиента внимательно посмотреть, есть ли у его объекта зависимости что-то, что принадлежит клиенту (=его эмоциональные инвестиции). Клиент описывает, что это.
Просим вернуть себе обратно то, что увидел клиент. Важно вернуть это добровольно, не отнимать насильно. Если у клиента возникают сложности, и он представляет, что объект зависимости не отдает ему обратно его инвестиции, просим найти методы и способы мирно решить эту задачу (убедить этого человека, подобрать подходящие слова, сделать что-то, например, обнять, погладить по голове и т.д.)
После того, как клиент вернул себе свои инвестиции, он сам решает, что он хочет с ними сделать (принять в себя, носить с собой в кармане, спрятать дома и т.д.).
Последний завершающий шаг – клиент должен внимательно подумать, а не задолжал ли он сам чего-нибудь? Что он мог бы вернуть своему объекту зависимости? Зачастую именно этот последний штрих приводит систему в равновесие – обе стороны квиты, никто никому ничего не должен.
Приведу два примера из своей практики.
Пример № 1
Ольга, 45 лет, находилась в гражданском браке 18 лет, общих детей с супругом нет. Супруг все эти годы подавлял ее, имело место быть физическое насилие, он выпивал (его неоднократно госпитализировали), был агрессивен, постоянно угрожал или физической расправой, или самоубийством, если она уйдет. Когда Ольга преодолела свой страх перед супругом и ушла, у нее развилось сильное чувство вины, отсюда вытекающая эмоциональная зависимость. Получив долгожданную свободу, она продолжала мучиться мыслями о бывшем супруге (жалость, сменяющаяся страхом, что он все же причинит ей вред).
В ходе применения вышеописанной техники Ольга вернула себе большую книгу в позолоченном переплете, с вензелями на обложке. Что в этой книге, она не знала, но чувствовала, что это ее книга, она очень хочет забрать ее у своего бывшего супруга, потому что там содержится нечто очень важное и интересное. Ей очень хотелось изучать эту книгу, читать ее в спокойной обстановке, всегда держать ее рядом с кроватью.
После моего вопроса к Ольге, нет ли у нее самой чего-нибудь, что принадлежит ее бывшему супругу и что она хотела бы вернуть, она не нашла у себя ничего в виде предмета, разве что потребность словестного напутствия и добрых пожеланий дальнейшей счастливой жизни.
В данном случае книга символизировала для Ольги ее же саму! Поскольку в течение 18 лет она не могла проявлять себя ни в каких иных ролях, кроме как в роли запуганной домохозяйки, обслуживающей человека, который постоянно внушал ей страх, она так и не смогла раскрыться ни перед самой собой, ни перед другими людьми. Ни сама Ольга, ни окружающие ее люди (даже близкие родственники) не знали ее настоящей. В этой книге для нее содержалась ее подлинная суть, с которой Ольге предстояло познакомиться заново и познакомить окружающих ее людей.
В ходе обоюдного возвращения эмоциональных инвестиций Ольга вернула бывшему супругу лишь добрые пожелания, что тоже символизировало многолетнюю невозможность полноценного общения между супругами, отсутствия возможности цивилизованных диалогов, однако при этом Ольга чувствовала, что в таком виде, в котором ее супруг выражал к ней свое отношение, он тоже вкладывал в нее какую-то свою определенную «заботу» (с его точки зрения!), и она захотела эту заботу вернуть ему в виде добрых слов.
Повторно Ольга связалась со мной через 2 месяца (по моей просьбе) и подтвердила, что она «внутренне свободна», больше приступов жалости к супругу или страха перед ним не возникало, она начала новую жизнь, и ни один ее страх не оправдался.
Пример № 2
Ангелина, 38 лет, второй раз замужем. С первым мужем развелась в 27 лет, второй раз вышла замуж в 34 года. Однако спустя 11 лет после развода с первым мужем она все еще мысленно возвращалась к тем отношениям (с весьма негативными эмоциями), злилась на то, что с ней когда-то несправедливо поступили (первый муж ушел к другой женщине), что ее недооценили, выражала свою многолетнюю накопленную обиду на втором муже, который не мог понять, в чем он провинился. Это заводило второй брак в тупик.
При выполнении данной техники Ангелина увидела у своего бывшего мужа в руках небольшую красную коробочку, которую он покорно и беспрекословно ей тут же вернул. Коробочка была тяжелая, повязанная подарочным бантиком, очень привлекательная. В этой подарочной коробочке оказались мужские часы – золотые, очень дорогие, редкие, выполненные под заказ. Она тут же пояснила, что это был ее подарок мужу (воображаемый), но она ни в коем случае не хочет оставлять ему такую дорогую вещь. Она знала, что часы принадлежат ей.
При обратном возвращении инвестиций, которые, возможно, вложил в Ангелину ее бывший супруг и которые она хотела вернуть ему обратно, у нее всплыл образ простой серой пластмассовой пуговицы с четырьмя дырочками, которая завалялась у нее в кармане. Пуговица, по описанию Ангелины, была безликая, некрасивая, самая обычная, очень дешевая и вообще неприятная. Она с радостью вернула ее бывшему мужу.
Данный обмен эмоциональными инвестициями, в случае Ангелины, символизировал неравноценные усилия, которые оба супруга вкладывали в распавшийся 11 лет назад брак. Ангелина подарила ему самое дорогое, что у нее было – ее драгоценное время (эксклюзивные золотые часы), а в ответ от мужа она получила самое дешевое, что только можно себе представить – обычное бытовое присутствие супруга в ее жизни, которое ничем не было для нее ценно (самая обычная пуговица, которая вроде может пригодиться в быту, но которая вообще никак не влияет на качество жизни).
После этого обоюдного возвращения Ангелина почувствовала некую гордость и ощущение торжества справедливости, по ее собственным словам. Все встало на свои места. Никто никому ничего не должен.
Среди примеров того, что при выполнении данной техники клиенты сами хотят вернуть своему объекту зависимости, зачастую попадаются весьма неожиданные символы, которые клиент даже не всегда хочет сам истолковывать. Если он вернул чужое его владельцу, ему уже становится легче. Среди таких образов (привожу их просто в качестве примеров, без интерпретаций) попадались: пакет с зелеными орехами, которые пачкают руки, толстый конверт с деньгами, цветной фантик от конфеты (из практики М.Минаковой), неотправленное письмо, которое на самом деле лежало у клиента дома уже больше года, медальон со старинной фотографией красивой женщины.
В завершение просто хочется поблагодарить Николая Дмитриевича за бесценный подарок всем нам, его коллегам!
Прасолова Юлия Михайловна
.young