​​Зажигались звезды. Поздний вечер… Завыванье ветра в жерлах труб…

​​Зажигались звезды. Поздний вечер…

Завыванье ветра в жерлах труб…

У подъезда робкое «До встречи»

И к щеке касанье теплых губ.

Ну и пусть ему всего семнадцать…

Ей шестнадцать будет к февралю…

Он сегодня ей сумел признаться…

Он сказал ей первое «люблю…»

Ноги на этаж несутся сами!

Кажется, подпрыгнешь – и лети!

Только как об этом скажешь маме?…На часах одиннадцать почти…

Свет горит… не спит еще, похоже…

Значит, ждать нотаций – верный знак…

И «колючки» выпустив, как ёжик,

Сделала в квартиру первый шаг.

Внутренне готовясь к обвиненьям,

В голове прокручивала речь,

Что помыла окна в воскресенье,

Что смогла пирог сама испечь,

Что одна из класса на «отлично»!

Что стремится в университет!

И вообще, Сережка – он приличный!

Поступает этим летом в «мед».

Воздух в грудь… и тут же удивлённо

Выдохнула…мысли сразу врозь…

Мама улыбалась: «Ну, гулёна,

Чайник ставь, замерзла же, небось!

Ну, чего расплакалась, глупышка?

Думала, наверно, не пойму?

Это мне ты – вечная малышка…

И давно красавица – ему…

Ну, чего подрагивают плечи?.Успокойся.Я всегда с тобой.

У меня ведь тоже были встречи

И в десятом первая любовь…

Что ты, кроха…я не лицемерю!

Да, волнуюсь я, но не сержусь.

Я тебе, моя родная, верю.

Я тобой всегда-всегда горжусь.

Ну-ка, руки мой! А я согрею

Пирожки. Пекла сегодня днём.

Слезки вытирай. Садись скорее…

Расскажи немножечко о нем!»

В комнате запахло терпким чаем,

Разговора завязалась нить…

И сама того не замечая

Девочка училась мамой быть…

Понимать, не всё годами мерить.

Помнить то, какой была сама.

Говорить с детьми и просто верить…

Что, порою сложно, и весьма…

По чуть-чуть пустели с чаем кружки…

Допоздна болтая, не ложась,

Мама с дочкой – близкие подружки,

Улыбались, за руки держась.