Он сделал мне малиновый чай, а потом укрыл мои ноги теплым одеялом… Внутренняя сука, которая сидела внутри меня, тут же сдохла.