Я очень любил её. Любил за то, что она не знала сомнений.

И ещё она умела стать тебе необходимой и в то же время

никогда не быть в тягость;

ты не успевал оглянуться, а её уже и след простыл.