Своевольная память — забавная безделушка разума. Она бестактно завесила любопытное полотно другой…

Своевольная память — забавная безделушка разума. Она бестактно завесила любопытное полотно другой, отверженной пониманием картиной. Её убогое содержание заполнили два полуживых «синяка». Он и она. Оскотинившиеся от беспробудного пьянства, подножного корма и ужасающего ночлега их тела и разум впитали все нечистоты порочного мира. Гниющее тряпьё, заторможенные движения и мутью залитые глаза. Даже октябрьский ветер брезгливо обтекает их зловоние.

Она наклоняется, оглядывая бордюр, и хочет присесть. Устали ноженьки. Мужик немым касанием останавливает её, медленно стягивает с себя пиджак и, приглаживая, стелет его на тротуарный приют.

— Давай-ка вот так, Катенька, — с какой-то безжизненной хриплой нежностью шепчет он, — а то простудишься.

Я обомлел. Откуда этим сирым душонкам знакомы такие трепетные слова?!»

книга «Пять Ночей» Серик Куламбаев