Человека, в конце концов, определяют лишь его поступки и действия.