▲ Вопрос: Можно ли тренировать ум таким образом, чтобы не чувствовать глубокую печаль из-за страдания…

▲ Вопрос: Можно ли тренировать ум таким образом, чтобы не чувствовать глубокую печаль из-за страдания, которым переполнен мир? Иными словами, можем ли мы сохранять радость, когда вокруг столько страданий?

▲ Ответ: Преобразование нашего образа мышления и мировоззрения — непростое дело. Оно требует применения великого многообразия факторов, относящихся к различным направлениям. Например, в буддийских практиках мы уделяем основное внимание объединению метода (или искусных средств) и мудрости. Поэтому у вас не должно быть ощущения, что секрет — только один, и, если его вам откроют, всё будет здорово. Вы должны отбросить эту идею. Например, в моём случае, если я сравню свой нынешний образ мышления и отношение к той или иной ситуации с тем, что было лет двадцать-тридцать назад, то увижу большое различие. Однако эти перемены в сознании происходят постепенно. Я начал изучать буддизм в возрасте пяти или шести лет, но в то время у меня не было к нему интереса, хотя меня считали высшим перевоплощенцем. Затем, примерно в возрасте шестнадцати лет, я всерьёз заинтересовался буддизмом и приступил к выполнению серьёзных практик. Позже, когда мне было больше двадцати лет, даже когда я находился в Китае и у нас возникло много трудностей, при каждом удобном случае я получал наставления от своего учителя. С тех пор я стал действительно усердно учиться. Затем, — наверное, в возрасте тридцати четырёх или тридцати пяти лет, — я начал размышлять о шуньяте, пустоте. И в результате углублённой медитации и больших усилий моё понимание природы пресечения превратилось в некую реальность. Я почувствовал: «Да, там есть нечто, есть некая возможность». Это вселило в меня великое вдохновение. Но даже и тогда бодхичитта давалась мне нелегко. Я восхищаюсь бодхичиттой, — этот ум действительно великолепен. Но с тридцати до сорока лет мне было ещё далеко до зарождения бодхичитты. Однако после сорока, в основном, в результате изучения и практики труда Шантидевы и некоторых других сочинений, в конечном итоге у меня возникло некое её переживание. Но мой ум до сих пор «не в форме». При этом, теперь я убеждён, что, если бы у меня было достаточно времени и нашлись бы подходящие для этого условия, я смог бы развить бодхичитту. С тех пор прошло сорок лет. Итак, когда я встречаю людей, притязающих на достижение высоких прозрений за короткое время, иногда мне это кажется смехотворным, хотя я и пытаюсь скрыть свои чувства. Как видите, развитие ума требует времени. Если кто-то говорит: «Да, с большими трудностями, за много лет, что-то изменится», то я понимаю, что данный человек движется в верном направлении. Если же мне заявляют: «Всего за пару лет я сильно изменился», то это нереально.