Из всего, что

есть у меня к двадцати шести,

нельзя продать и в ладонь сгрести,

смогла познать я своим умом,

наберётся

одна морщинка, один излом.

Он не явно ещё

намечен между бровей,

но чем дальше –

тем глубже кажется и новей.

От него мой

облик становится хмур и строг,

от него грубеет

на строчках живущий слог.

"Это опыт", – твердит мой

Внутренний голосок.

Это опыт, из тьмы

пробившийся колосок.

Значит, если

и впредь я буду себе верна,

то по всем подсчётам,

недолго мне ждать зерна.

Значит, стоит

поля ошибками орошать,

сомневаться, злиться,

упорствовать, вопрошать,

никому не верить

и пробовать всё на зуб,

пусть на лбу проляжет излом,

слог мой будет груб,

пусть созреет зерно,

пусть станет оно мукой,

пусть я в тесто его замешу

твердой рукой,

и если съедобным

покажется мне мой хлеб,

я его разломаю и разделю

на всех.

/Картина Н.А. Богданова/