Того, кого пустил однажды в душу, просто так уже не прогонишь.

Того, кого пустил однажды в душу, просто так уже не прогонишь. Там всегда остаётся его пустой стул.