Захотел я уйти в себя — а там никого. Переломано все, будто после большого погрома.

Роберт Рождественский