Утренний отъезд
Медленно и окончательно разворачивается залитая солнцем заря.
Свежестью, радостью зеленеет пышная листва.
На неподвижные серые стены садятся беглые и веселые пятна света.
Веки домов еще сомкнуты, кое-где поблескивает несколько зрачков.
Все пробуждается; все потянулось.
В воздухе повис щебет птиц.
Уже мычат кое-где моторы,
Рождаются, замирают и возрождаются ритмы,
Напряженно блестит дрожь и толчки металла,
В ангарах и гаражах авто, жадные, трепещущие,
Авто отчаливают.
Согнутые циклисты зажимают рога своих стройных вилок,
Еще в невысохшей росе, зевают, просыпаясь, трамы, автобусы:
Они послушны, покорны толчку своих моторов.
На солнце выступают задорные краски,
Мотометла медленная и пушистая идет вдоль тротуара.
Радость вспыхивает, металл сияет.
Все пыхтит, дрожит, живет,
С мотором в унисон стучат сердца домов.
Воздух радостен, праздничный;
Виднеется просторный и весенний отдых:
С нитей стальных, шуршащие птицы стригут криком воздух;
Прочерчивая быстрый след похлопывают моторы
В здоровый аромат веселья и покоя вливается запах бензина и масла.
Авто отчаливают,
Птицы поют,
Солнце — здоровый пудлинговщик — все перемешивает чугун плавленый в свой
Восходит трепетное и широкое ура жизни.
Дороги и пути скрещиваются, путаются, переплетаются.
Прекрасной зелени листва дрожит на ветру.
Стволы сворачивают, окрестность завертелась. Бахают. Бахают.
Бахают, бахают, бахают цилиндры,
Песнь птиц остается неслышно.
Звучит волнуясь только мощный вздох металла.
Анри Гильбо (Перевод И. Аксёнова)