Суметь все сказать
Все сказать
Все в том чтобы все сказать но мне не хватает слов
И не хватает времени и смелости не хватает
Я как во сне наугад нанизываю строки поэмы
И говорить прозрачно не научусь никак
Я должен все-все сказать о мостовых о дорогах
Об улицах и прохожих о полях пастухах
О нежном пушке весны о ржавчине зимней
О холоде и жаре сплетенных в единый плод
Хочу показать толпу и каждого человека
И то что дает ему крылья и то что к земле пригибает
И каждый человеческий возраст и то что озарено
человеком
Надежду его и кровь историю и труды
Хочу показать толпу огромную разобщенную
Перегородками разделенную как на кладбище
мертвецы
И толпу что стала сильнее собственной тени нечистой
Толпу сокрушившую стены и своих вчерашних господ
Показать листву и сплетенье рук
И безвестного зверя неслышный шаг
Плодоносную влагу реки и росы
Справедливость на страже и счастье в цвету.
*
Счастье ребенка сумею ли я объяснить
Мячиком куклой или просто солнечным днем
Счастье мужчины отважусь ли я показать
Глазами жены его и детей
Сумею ли я рассказать любовь и ее истоки
Свинцовые ее драмы соломенные ее фарсы
И привычные жесты придающие ей повседневность
И ласки которые снова возвращают ей вечность
И смогу ли когда-нибудь я связать урожай
С удобреньем зарытым в землю связать добро
с красотою
Хватит ли сил у меня потребность с желаньем
сравнить
И бездушную схему порядка с теплым порядком
живым
Хватит ли слов у меня чтобы под крыльями гнева
Оружием ненависти ненависть уничтожить
И показать как жертва своих палачей побеждает
И революции слово красками всеми горит
Вольное золото зорь в уверенных ясных глазах
Ничто на вчера не похоже все ново все снова
бесценно
Я слышу в простых словах гулкую бронзу пословиц
Мудрость пройдя через муки обретает свою
простоту.
*
Против сумею ль сказать что всем сердцем
я против
Нелепых причуд одиночеством сотканных
Я погибал не умея от них укрыться
Как умирает пленник в наручниках с кляпом
во рту
В них растворялось тело и сердце мое и рассудок
В этой бесформенной массе полной бессмысленных
форм
Которыми прикрывают гниение и упадок
Угодливость и убийство безразличие и войну
Еще бы совсем немного и меня б мои братья изгнали
Ничего в их борьбе не смысля я только себя
утверждал
Я у жизни хотел взять больше того чем она владеет
Я не умел представить облик грядущих дней
Против конца всех начал Всем что я есть я обязан
Людям которые поняли жизни истинный смысл
Я этим обязан повстанцу выверяющему прицел
винтовки
Выверяющему свое сердце и дающему руку друзьям
Люди В груди человечества непрерывно и неустанно
Новая ширится песня извечная песня тех
Кто наше грядущее гордо поднимает в бой против
смерти
Против сырых подземелий где жалкие тени кишат.
*
Смогу ли сказать наконец что распахнуты двери
Из подвала где мшистые бочки во мгле громоздятся
На виноградник на волю где гроздьями поймано
солнце
Смогу ли об этом я вам языком винодела сказать
Изваяны женщины по образу воды или камня
Нежные или суровые неуловимые или прямые
Птицы летят через горы пересекая просторы
В поисках старой кости плетется знакомый пес
Отзывается эхом полночь на голос древнего старца
Который талант расточает на затасканные куплеты
Но даже и этот час не до конца потерян
Я не усну пока не проснутся другие вслед
Смогу ли сказать наконец одна только юность
прекрасна
И не скрывать при этом морщин на своих щеках
Прекрасна лишь вереница сменяющихся отражений
Начиная с порыва зерен с прекрасного старта цветка
Начиная с открытого слова и зримых предметов
Человеческое доверье не знает дороги вспять
Я хотел бы чтобы ответ приходил не дожидаясь
вопроса
И ни один язык чужим языком не звучал
И пусть не захочет никто чтобы рушились крыши
И города пылали и высились горы трупов
Пусть будут в устах поэта только слова созиданья
И люди поверят что время это источник жизни
И люди будут смеяться от сознанья здоровья
и счастья
Оттого что вокруг тебя братья сейчас и потом
и всегда
И со всеми людьми ты будешь точно таким же добрым
Каким бываешь с собою когда знаешь что ты любим
Не легкой мгновенной дрожью радость нахлынет
волною
Радость нахлынет сильнее свежее морской волны
И никто сомневаться не станет в правде моей поэмы
Которой уже сегодня я стираю вчерашний день.
Поль Элюар (Перевод М. Ваксмахера)