Сомненья жгут меня. И нет от них спасенья.
Чей приговор я выслушать готов?
Кто мой судья? Я сам! Не будет снисхожденья:
Мои глаза — глаза моих врагов.
О, как хотелось мне любить себя и славить
И чтоб успех дела мои венчал,
Но как бы далеко ни простиралась память,
«Ты виноват», — твердит мой трибунал.
Безмолвен адвокат, убийственны улики,
Неумолимо точен прокурор,
И оправданья нет, и бесполезны крики,
И вынесен мой смертный приговор.
Жан Кокто (Перевод М. Кудинова)