Я привык себя мнить пацифистом,
Толерантным к любому дерьму.
Стороной обхожу моралистов,
Вдруг заразу от них перейму.
Я спокойно общаюсь с нацистом,
Говорю с ним про «Кампф» и войну.
Проводи осуждающим свистом –
Я любого как брата приму.
Мне неважно, какого ты пола,
И каких ты сторонник идей:
Мы обсудим нашествье монголов
И мотивы великих людей.
И за чашечкой черного чая
Почитаем Шекспира стихи,
За беседой совсем не скучая,
Встретим первые блики зари.
Я открыт для любого познанья
И не вижу приличья границ.
Ваши рамки, что мнят воспитаньем,
Создают лишь последних тупиц.
Нет нужды, спрятав голову в плечи,
Зарываться от взгляда иных.
Как бы ни был тот бесчеловечен
И основан на догмах сухих.
Для того ли подарен нам разум,
Чтоб любое, как губка, впитать?
Отфильтруй лишний мусор, заразу,
И бегом свой багаж применять.