Ты семенем был бы, а сделался жертвой.
Один милиграмм окровавленной плоти,
Ты лег на горе обескровленных трупов,
Но смерть твоя — вовсе не больше, чем чья бы то ни было смерть.
Ритмическим шагом их тысячи тысяч шагали в ничто,
В мучительно-черную ночь,
Полки, и бригады, и армия армий,
В кровавое, славное царство солдат убиенных, —
Ты сделался жертвой.
Геррит Энгельке (Перевод В. Пяста)