10 книг о настоящей дружбе!
1. Эрих Мария Ремарк — "Три товарища"
Самый красивый в двадцатом столетии роман о любви…Самый увлекательный в двадцатом столетии роман о дружбе…Самый трагический и пронзительный роман о человеческих отношениях за всю историю XX столетия.
Эрих Мария Ремарк – писатель, имя которого говорит само за себя. Для многих поколений читателей, выросших на его произведениях, он стал символом времени. Трагедии Первой и Второй мировых, боль «потерянного поколения»… и бесконечно притягательные в своей неподдельной искренности герои, преданные идеалам дружбы и любви в самом их благородным проявлении – проза Ремарка не подвластна старению.
2. Ганс Андерсен — "Снежная королева"
Крупнейший классик датской литературы Ганс Христиан Андерсен был автором романов, драм, стихотворений, путевых очерков - и за семьдесят лет жизни написал пятьдесят томов. "Серьезный" автор, он сначала и не подозревал, что именно сказки сделают его имя всемирно известным и любимым. По выражению норвежского писателя Бьернстьерне Бьернсона, первые сказки Андерсена хотя и были короткими, "величиной с орех, но таили в себе целый мир". "Это было творчество в два этажа, выражаясь по-андерсеновски: язык и сказочное окружение он сохранил, но идеи за ними предназначались отцу и матери, которые слушали вместе с детьми" (Бо Гренбек, датский андерсеновед).
3. Халед Хоссейни — "Бегущий за ветром"
Амира и Хасана разделяла пропасть. Один принадлежал к местной аристократии, другой - к презираемому меньшинству. У одного отец был красив и важен, у другого - хром и жалок. Один был запойным читателем, другой - неграмотным. Заячью губу Хасана видели все, уродливые же шрамы Амира были скрыты глубоко внутри. Но не найти людей ближе, чем эти два мальчика. Их история разворачивается на фоне кабульской идиллии, которая вскоре сменится грозными бурями. Мальчики - словно два бумажных змея, которые подхватила эта буря и разметала в разные стороны. У каждого своя судьба, своя трагедия, но они, как и в детстве, связаны прочнейшими узами.
4. Ирвин Шоу — "Богач, бедняк"
"Богач, бедняк" - одно из лучших произведений Ирвина Шоу. Не просто роман, который лег в основу знаменитых сериалов. Не просто "золотой эталон" семейной саги и современной англоязычной "психологической беллетристики".
Это - одна из тех уникальных книг, которые всегда читаются словно впервые.
5. Маркус Зузак — "Книжный вор"
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше.
Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова «коммунист», и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель.
Так девочка оказывается на Химмельштрассе — Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет. Но и никак не рай.
«Книжный вор» — недлинная история, в которой, среди прочего, говорится: об одной девочке; о разных словах; об аккордеонисте; о разных фанатичных немцах; о еврейском драчуне и о множестве краж. Этa книга о силе слов и способности книг вскармливать душу.
6. Питер Хёг — "Смилла и ее чувство снега"
Она читает снег, как раскрытую книгу. Она верит числам, но не верит людям. Особенно - официальным лицам, тем, кто пытается ей доказать, что мальчик-гренландец просто играл на крыше и случайно сорвался вниз. Потому что она знает, как сильно он боялся высоты. Потому что следы на снегу ведут прямо к краю. И это не следы играющего ребенка.
Она - Смилла Кваавигаак Ясперсен, полудатчанка-полуэскимоска, родившаяся в Гренландии, живущая в Копенгагене. Для нее с этой смерти начинается поиск ответов на вопросы, поставленные недомолвками, голосом на старой кассете, полосами на рентгеновском снимке. Поиск, который уводит ее все дальше: город - море - лед.
7. Генрик Ибсен — "Пер гюнт"
Генрик Ибсен, великий норвежский поэт и драматург, создал драматическую поэму "Пер Гюнт" на стыке реальности и романтической фантазии. Он считал эту пьесу сугубо норвежским произведением, которое "вряд ли может быть понято за пределами Скандинавских стран". Однако опасения Ибсена оказались напрасными. "Пер Гюнт" был переведен на большинство европейских языков, а Эдвард Григ написал к этой пьесе великолепную музыку, упрочившую ее популярность. XX век принес множество театральных постановок и экранизаций ибсеновской драмы.
8. Александр Дюма — "Три мушкетера"
"Три мушкетера" - лучший авантюрно-приключенческий роман в истории литературы. Проходит время, однако эта прекрасная книга по-прежнему популярна, история об отважных мушкетерах продолжает вдохновлять режиссеров на создание ярких экранизаций, и вот уже новое поколение читателей и зрителей с замиранием сердца следит за увлекательными и опасными похождениями бесстрашного гасконца д'Артаньяна, благородного Атоса, шумного Портоса и загадочного Арамиса…9. Иэн Макьюэн — "Амстердам"
Двое друзей - преуспевающий главный редактор популярной ежедневной газеты и признанный композитор, работающий над "Симфонией тысячелетия", - заключают соглашение об эвтаназии: если один из них впадет в состояние беспамятства и перестанет себя контролировать, то другой обязуется его убить…В 1998 году роман Иэна Макьюэна (p. 1948) "Амстердам" был удостоен Букеровской премии. Русский перевод романа стал интеллектуальным бестселлером, а работа Виктора Голышева была в 2001 году отмечена российской премией "Малый Букер", в первый и единственный раз присуждавшейся именно за перевод.
10. Гектор Мало — "Без семьи"
Роман "Без семьи" (1878) принадлежит перу известного французского писателя Гектора Мало. Из множества написанных им книг именно эта привлекла всеобщее внимание и стала классикой французской детской литературы. Рассказ о скитаниях мальчика Реми, не знающего, кто его родители, о недругах и друзьях (доброй матушке Барберен, благородном Виталисе), о его спутнике маленьком музыканте Маттиа, о необыкновенном пуделе Капи, - необычайно увлекателен. За скитаниями и приключениями бродячих актеров читатель следит, затаив дыхание.