Последняя песня
Нет, он не пуст, — окрашен
мой дом, мое созданье,
окрашен цветом горьких
несчастий и страданий.
Он вырвется из плача,
в котором встал когда-то
с пустым столом без крошки,
с разбитою кроватью.
В подушках поцелуи
распустятся цветами,
и простыня совьется
над нашими телами
густой ночной лианой
с пахучими венками.
И ненависти бурю
мое окно удержит.
И лапа разожмется.
Оставьте мне надежду.
Мигель Эрнандес (Перевод О. Савича)