Сиеста
В послеполуденном глубоком сне моем
Сто тысяч лет прошли быстрее, чем мгновенье,
И вновь реален мир, и плоть обрел я в нем,
Покинув смутные глубины сновиденья.
Но на моих губах имен старинных след
И поцелуев след остался. Я не знаю,
Сегодняшним ли днем иль пеплом прошлых лет
Живет в смятении душа моя земная.
О, грохочи, вулкан, чтоб лава залила
В глубинах памяти несмытую усталость
И чтобы навсегда померкли зеркала
И отражение в их стекла не вгрызалось!
Робер Деснос (Перевод М. Кудинова)