Возвращение неизменной поэзии

О дивная поэзия, и сильная и нежная,

мое единственное море с вечным возвращеньем!

Да разве можешь ты меня покинуть?

И как я мог, слепец, подумать о разрыве?

Ты — все, что мне осталось. Сам не понимая,

открыв глаза на свет, я был уже с тобою.

Верна ты в счастье и верна в несчастье.

Ты за руку ведешь меня в дни мира

и в дни, когда печальным громом

гремит война и льется кровь.

Я спал на листьях, я играл

в речном песке, песке зеленом,

карабкался на башенные шпили

и до луны в санях по снегу добирался.

Меня несли твои невидимые крылья,

твое — такое легкое — дыханье.

Кто мне глаза открыл, чтоб я увидел краски?

Кто в линии вдохнул свой образ?

Когда пришла любовь, кто в свист ее стрелы

вложил фонтанов и голубок лепет?

Потом ворвался ужас в нашу жизнь,

горела молодость на жертвенном огне.

Что без тебя герой, что даже смерть его

без ореола молнии внезапной,

которой ты его, венчая, озаряешь?

Вы с правдой - сестры, о подруга!

Изгнанницей со мной ты остаешься,

со мной, когда меня поносят или хвалят,

со мной, когда преследуют меня.

Тверда, уверенна в часы моих сомнений,

в часы решений вдохновенна,

добра и в ненависти неизбежной

и радостна в самой печали!

И если мало счастья, мало муки,

я жду их от тебя. Скажи, ведь прав я:

ты дашь мне все, все, что возможно,

для моего спасенья и полета?

Убьют меня? Тогда моею жизнью

навеки станешь ты, и смерти не узнаю.

Я — музыка благодаря тебе,

я — быстрый ритм и медленный напев,

я — ветер в камышах, словарь морской волны

и звон цикад, простой, народу внятный.

С тобой я становлюсь тобой, а ты

во времени всегда была и будешь.

Рафаэль Альберти (Перевод О. Савича)