Некогда боги с людьми и блестящие музы водились,

И молодой Аполлон, солнечный, чуткий, как ты.

Ты же, ты — вестница их, словно свыше

один из священных

В жизнь мою вдунул тебя; образ сопутствует твой

Боли моей и судьбе, проникай и любое творенье,

Вплоть до поры, как умру, смертью уверясь в тебе.

Дай же нам в жизни пожить, ты, с кем рядом горю и

страдаю,

Ты, с которой стремлюсь к солнцу ясных времен.

Есть мы и будем! О нас будут знать и в грядущие годы.

Вспомнят о нас, о двоих, гения суть отыскав,

Скажут: однажды, любя, одиночество вынесли двое,

Мир потайной сотворив, явственный только богам.

Кто лишь о смертном печется, тот в бренную

землю уходит,

Но до эфирных высот, к свету возносится тот,

Чтит кто и тайны любви, и высотам

божественным верен,

Тот, кто, в надежде живя, тихо смиряет судьбу.

Фридрих Гёльдерлин (Перевод В. Куприянова)