Словесная дуэль I

1

«Арсенио, — она мне пишет, — должна признаться,

здесь, в этом кипарисном холодке,

мне кажется, что время отказаться

от глупого отказа от иллюзий,

навязанного мне тобою; что время

расправить паруса и крест поставить

на epoche.

Не говори о черных временах — мол, показательно,

что трепетные горлицы уже направились на юг.

Жить памятью и впредь — уволь, мой друг.

Нет, лучше хлад небытия, чем это

твое оцепенение лунатика

или проснувшегося слишком поздно».

(Письмо из Азоло.)

2

Едва минула юность, я был брошен

до половины жизни в ад навозный —

владенья Авгия.

Там не было волов, не обнаружил

я и других животных;

но в тесноте проходов, где навоза

все прибавлялось, спирало дух от вони

и с каждым днем все громче, все неистовей

звучали человеческие вопли.

Он не предстал ни разу.

Но выродки с надеждой ждали,

готовя к смотру полные воронки,

шампуры, вилы, смрадные рулеты.

Однако не однажды

давал возможность Он полюбоваться

то краем мантии своей, то маковкой

короны, оставаясь

за черным бастионом из фекалий.

С годами — да, но кто еще считал

сезоны в этом мраке? — чьи-то руки,

искавшие незримые просветы,

вернули к жизни память: локон Джерти,

кузнечик в клетке, Любины следы —

последняя дорога, микрофильм

барочного сонета, оброненный

уснувшей Клитией, неугомонный

цокот сабо (прислуга-хромоножка

из Монгидоро);

веер автомата от щелей

нас отгонял, усталых землекопов,

застигнутых на месте преступленья

тюремщиками нечистот.

И наконец паденья шум — не верится.

Чтоб нас освободить, сведя подкопы

в один поток, взбешенному Алфею

мгновения хватило. В ком надежда

еще жила? Неужто отличалась

от грязи грязь? и новым смрадом легче

дышалось? разве разнились паромы

от нужников? и этот грязный сгусток

над трубами, быть может, был светилом?

и муравьи на пристани людьми,

быть может, были без всяких скидок?

(Думаю, что больше

ты не читаешь. Но теперь ты знаешь

все обо мне —

чем жизнь в неволе, чем потом была;

теперь ты знаешь: мышь родить не может

орла.)

Эудженио Монтале (Перевод Е. Солоновича)