— Неужели этот чужой человек сделался теперь всё для меня? Да, всё: он один теперь дороже для меня всего на свете. Лев Толстой "Война и мир"