Париж-кораблик в рюмке стал на якорь.

Париж-кораблик в рюмке стал на якорь. Я пью с тобой и за тебя так долго, что почернело сердце, и Париж плывет на собственной слезе — так долго, что нас укрыли дальние туманы от мира, где любое «Ты» — как ветка, а я на ней качаюсь, словно лист. Пауль Целан (Перевод В. Леванского)