Я опять холоден и бестолков, осталась лишь старческая любовь к совершеннейшему покою.

Я опять холоден и бестолков, осталась лишь старческая любовь к совершеннейшему покою. Франц Кафка