Я подавлял в себе мысли, что это может быть что-то большее. Я слишком хорошо знал…

Я подавлял в себе мысли, что это может быть что-то большее. Я слишком хорошо знал, что всякая любовь хочет быть вечной и в этом ее вечная мука. А вечного ничего нет. Ничего. Эрих Мария Ремарк "Три товарища"